вівторок, 4 березня 2014 р.

Я – Украинец?

Я – Украинец?

Я вырос на Великом пушкинском слове, им гениально созданных, почти осязаемых, образах «пустынного уголка, приюта спокойствия, трудов и вдохновения».
Я полюбил есенинскую зиму и «розовых как яблоки» снегирей.
Меня не перестают волновать тургеневские чувства к единственной, одной...
С детства я рос, вбирая в себя глубинный посыл русских былин и сказок, - добро победит зло, несправедливо лишенный обретет вновь, только искренняя исповедь и чистые помыслы успокоят душу.
Я представлял подмосковную усадьбу Чехова и чувствовал запах вишневого сада. Я мог себе это представить, вишни всю мою сознательную жизнь росли под моим окном. Их весенний аромат, благоухающий и тягучий, просачивался через открытое окно и опьянял словно бабушкина «вишневка».
Я – украинец?
Я искренне верил, что родина наша необъятна, а границы ее необозримы. А еще: скоро свершиться торжество справедливости и все рабы подлого капитализма порвут оковы и обретут свободу.
Я – украинец?
Я нервничал, когда в школе мне вручали октябрятскую звездочку и переживал, когда однажды ее потерял, потому что свято верил в освященный ленинским словом путь великого и победоносного советского народа.
Я – украинец?
Я искренне не понимал и поправлял мою любимую бабушку, говорившую на украинском языке не понятные мне слова. Даже мысли не допускал, что кроме русского есть другие, а всех кто говорил на иностранном, я называл «немцами».
Я – украинец?
Я недоумевал, возмущался и отрицал первые слова на украинском, с экранов тогда очень популярного «Электроника». Я рыдал от того, что его учил.
До сих пор помню как учил наизусть звуки «сонорні» и «шиплячі». Эти столбики из школьного учебника, запах которого до сих пор слышу, в моей голове отпечатались трафаретом на всю жизнь, а звуки из таблиц заполнили мое сердце.
Я бунтовал и негодовал обрушившимся на меня переменам.
Я – украинец?

С тех пор прошло больше двадцати лет.
Я не перестал любить русский язык, больше того я на нем думаю. Но я узнал украинский язык, весь его драматизм и горе, патетику и эвфемизмы, все его краски и голоса.
Любой язык, какой бы не изучал, раскрывает всю свою многогранность и, медленно, но безудержно открывает историю, быт, культуру, душу любого народа.
Украинский язык научил меня любить, сопереживать, сочувствовать, веселиться, жить, страдать, возрождаться и снова любить.
Я почувствовал его вишневый вкус. Я услышал его шевченковский голос.
Я полюбил его так сильно, что те самые столбики из школьного учебника как и еле слышная украинская колыбельная моей бабушки, стали неотъемлемой и неделимой частью меня, словно мамина любовь или теперь уже моя любовь к моей дочери.
Только украинский язык устами Шевченко научил безгранично и вечно любить свою святую землю. Помните?
«Я так люблю
Мою Україну убогу,
Що прокляну святого Бога,
За неї душу погублю!»
Именно украинский язык открыл, вначале на страницах книг, а позже в реальности всю не ограненную красоту нашей земли.
Стоит ли напоминать о красоте украинской земли, по которой ходили мои босые детские ножки, а теперь ноженьки моей бойкой дочурки.
Стоит ли говорить о донецких бескрайних и теплых лугах – они пахнут горькой полынью и честным трудом; о золотых запорожских полях – они пахнут горячим хлебом и свободой; о великих карпатских лесах – они пахнут елью и отвагой; о крымском и одесском воздухе – он пахнет морем и героизмом.
Я обожаю хруст крымской гальки под колесами авто. Я люблю треск небольшого костра в сосновых тернопольских лесах и добрые посиделки возле него. Я люблю гулять по мокрой одесской брусчатке. Я люблю волны Днепра ажурно разбивающиеся о гранитные пороги. Я люблю киевские дворики, каштаны и метро.
Я люблю Украину!
Где как ни здесь увидишь читающих в метро девушек. Где как ни здесь проинформируют о происходящем осведомленные бабульки. Где как ни здесь живут крепкие духом, мужественные и талантливые парни. Где как ни здесь тебе улыбнуться в ответ на недавно утратившее всякий смысл слово «хохлы». Где как ни здесь помолятся за тебя и простят.
Где как ни в Украине можно почувствовать и дотронуться до свободы. Она облачилась в гранитные плиты с именами погибших на «Майдане»; в рваные дыры снайперских пуль; в мокром и битом асфальте; в черных, горелых покрышках; в нежных девичьих руках, подававших битую тротуарную плитку.
 Я люблю Украину!
Она такая же сильная, мирная, славная и разная как и моя семья: я – с Запорожья, моя любимая жена с Тернополя, а наша единственная дочурка родилась в Одессе!
И мы этому только рады! В нашей семье и украинский, и русский – родные, а наша дочь, как несколько столетий назад лучшие умы украинского общества, будет владеть и украинским, и русским, и английским, и польским, и другими, потому что так она откроет весь мир!
Мы, все живущие на этой Богом благословенной земле, прошли тяжелые испытания всеистребляющих воин, упадка и расцвета, разрушения и возрождения, и ничто не поколебало наш дух, мы выстояли, потому что были едины.
Нас единила и сплочала любовь к семье, детям, земле, к Богу, так должно быть и дальше, потому что так правильно, так справедливо…!

Мы - едины!
Украина – едина!
Я – Украинец!


Харенко Олег. 

Немає коментарів:

Дописати коментар